Визуальный стиль фильма «Патерсон»

Фильм «Патерсон» режиссёра Джима Джармуша – визуальная поэма, в которой авторство принадлежит всей команде создателей. В интервью The Guardian 2014 года Джармуш сказал журналисту Дэвиду Эрлиху, что концепция «режиссёр как автор» не применима к нему: «Я нахожусь в монтажной каждый день, я навигатор корабля, но не капитан, я не могу сделать фильм без одинаково ценного вклада каждого участника процесса». Именно по этой причине режиссёр работает с командой опытных, ведущих в своей области профессионалов, которые часто отказываются от крупных коммерческих проектов в пользу фильмов Джармуша. 

Мы изучили интервью: 

– художника-постановщика Марка Фридберга («Джокер»,Нью-Йорк, Нью-Йорк», «Сломанные цветы», «Кофе и сигареты», «В супе», где Джармуш сыграл эпизодическую роль), 

– оператора Фредерика Элмса («Синий бархат» Питера Линча, «Ночь на Земле»), 

– художницы по костюмам Катрин Джордж («Неизбранные дороги», «Что-то не так с Кевином»), 

– декоратора Лидии Маркс («Дьявол носит Prada», «Сломанные цветы»), 

– монтажёра Аффонсо Гонсалвеса («Кэрол», «Выживут только любовники», «Gimme Danger»), 

– актёров Адама Драйвера («Милая Френсис», «Звёздные воины») и Голшифте Фарахани («Друзья», «Совокупность лжи»), 

– кастинг-директора Эллен Льюис (кастинг-директор практически всех фильмов Мартина Скорсезе на протяжении уже 30-ти лет и кастинг-директор Джармуша с 1995 года), 

– продюсера, композитора Картера Логана (участника трио SQÜRL, создавшего партитуру к «Патерсону»), 

– а также самого режиссёра 

и написали портрет происходящего за кадром, потому что самое интересное в фильме для Джармуша и его команды – процесс создания. 

Прежде чем пойти в киношколу, Джармуш изучал литературу в Колумбии. Он учился у нескольких поэтов, в частности Дэвида Шапиро и Кеннета Коха – современников Рона Паджетта, написавшего все стихи Патерсона для фильма, в «Нью-Йоркской школе». После Джим учился в Париже, но вместо занятий он проводил всё свое время в Синематеке, поглощая все виды французского и европейского кино. Он вернулся, зная, что будет снимать кино и что больше не хочет быть писателем в формальном смысле. Тем не менее, поэзия – это то, что Джармуш всегда любил, а «Патерсон» объединил две страсти режиссёра.

Главный герой фильма – скромный водитель автобуса по имени Патерсон (Адам Драйвер), который пишет стихи во время обеденных перерывов и в свободное время, большую часть которого проводит у водопада. Мир, который мы наблюдаем в «Патерсоне», ощущается как стихотворение. Обыденное взаимодействие с другими водителями автобуса или прогулки Патерсона на работу и обратно – это визуальный эквивалент ритмов, рефренов и рифм. Поэтический кинематограф Джармуша создан благодаря работе художественной команды.

Когда Патерсон пишет в своей «секретной тетради», слова появляются и задерживаются на экране, чтобы зритель лучше прочувствовал образы и эмоции. Почерк, которым написаны стихи, принадлежит Адаму Драйверу: художник-постановщик Марк Фридберг создал из него специальный шрифт для фильма.

Языковая структура «Патерсона» создана реальными поэтами, которые указаны в титрах как сценаристы: стихи самого Патерсона были написаны другом Джармуша Роном Паджеттом, чьи «Сборники стихов» получили премию Los Angeles Times Book в 2013 году. «Я вырос в семье синих воротничков. Друзья моего отца и матери были сварщиками, водителями серийных автомобилей и бутлегерами. Думаю, это помогло мне представить характер Патерсона», – говорит Паджетт, который изначально не был готов писать стихи от лица водителя автобуса.

Известный автор Уильям Карлос Уильямс (1883-1963), практикующий врач из Нью-Джерси, написавший эпическое пятитомное стихотворение под названием «Патерсон», также имеет прямое отношение к фильму. Концепция из этого стихотворения, когда человек и город переплелись и «нет идей, кроме вещей»  вместе с визитом в Патерсон в 1990-х годах, дали Джармушу первоначальное вдохновение. В фильме Патерсон читает короткий стих Уильямса «Просто сказать это» своей жене Лоре. Сам Джармуш, помимо поэтически построенного сценария вокруг недели из жизни Патерсона и Лоры, написал стихотворение одной из героинь фильма «Водопад». В фильме есть, по меньшей мере, десять стихов и четыре персонажа, которые являются поэтами в той или иной форме.

В «Патерсоне» рифмуется всё: дом Патерсона и Лоры, ритм их жизни и атмосфера города. Джармуш использует ритм рутины как ритм истории, которая начинается в понедельник и заканчивается в воскресенье. Мы погружены в мир, который имеет регулярный импульс. Любые перемены здесь становятся очевидными и захватывающими. Динамика определяется отношениями между Патерсоном и Лорой. Они оба по-своему талантливы. Он постоянно пишет в своей тетради, мало упоминая об этом, а она предоставляет подробный комментарий о своих проектах, которые меняются ежедневно.

Команда художников во главе с Марком Фрейдбергом, декоратором Лидией Маркс и художником по костюмам Катрин Джордж продумали обстановку в доме Патерсона и Лоры, которая является продолжением внутреннего мира обоих персонажей. Разные характеры художники подчеркивают через визуальный ряд. «Когда мы следуем за Патерсоном сквозь семь дней и стихов, мы видим, что его поэзия всегда начинается с простых вещей вроде спичечного коробка. Поскольку его чувства открыты обыденности, мир для него – особое место. Несмотря на то, что он немногословен, он так искренне наслаждается всем происходящим, что легко следовать его примеру и настроиться на мир, как он», – говорит Джим Джармуш.

Вездесущие произведения Лоры – разрисованные шторы, стены, платья, подушки и кексы – были созданы при участии самой Голшифте Фарахани. «Лора берет простой маленький домик, использует изобретательность и любопытство и превращает его в то, что хочет», – говорит Фридберг. Фарахани хотела стать художницей, которую сыграет в фильме, поэтому пришла в художественный отдел на несколько дней раньше начала съёмок и работала вместе с другими художниками. «Марк сказал: «Давайте построим этот мир вместе», – говорит Фарахани. – «И он дал мне свободу делать всё, что я хотела. С отбеливателем, цветом, тканями, картофелем. С тем, что было под рукой. В итоге он выбрал несколько моих работ и разместил их в доме».

Джармуш высоко ценит свою команду и говорит, что Марк Фридберг не просто хорошо работает – он вкладывает душу во всё, что делает. Он помогал Джиму подобрать книги для кабинета Патерсона, придумал рисовать отбеливателем на тканях и в целом активно участвовал во всех процессах подготовки. 

Во время поиска локаций оператор фильма Фред Элмс был занят на съемках, поэтому Марк и Джим выехали в Патерсон вдвоём. Марк был за рулём и одновременно фотографировал. Фридберг искал ритм локаций, понимая, что город и персонаж – это одно целое. Мы видим город только глазами Патерсона. У него свой ритм – он ходит на работу, водит автобус, гуляет с собакой по вечерам и таким образом превращается для зрителя из человека в город. 

По общему признанию команды город в фильме – воображаемый Патерсон. Реальный город – это очень суровое, трудное место. Там много рабочих и бедных людей, а также сильно этнически смешанное население. «Фильм никогда не был задуман как социальный документ, но я хотел втиснуть в него дух города. Я поехал смотреть на локации с нашим художником-постановщиком Марком Фридбергом, с которым я работал раньше и которым я действительно восхищаюсь. Каждый раз, когда мы останавливались и смотрели на что-то, мы видели надежду и отчаяние в одном и том же образе. Мы увидели ругающуюся пару, а по соседству кто-то принёс цветы. Или видели разрушенное здание, а рядом парень красил свою новую дверь в ярко-зеленый цвет. Марк фотографировал эти противопоставления. Мы хотели смешать эти вещи не слишком очевидным способом, чтобы просто позволить им существовать. Мы не хотели романтизировать распад или сделать город похожим на картины Эдварда Хоппера. Вы, конечно, видите, что Патерсон водит свой автобус по городу. Он ходит по дешёвым сетевым магазинам и местам, обычно используемым в фильмах, чтобы показать, что это место не просто экономически депрессивное, а удручающее. Я не получил такого ощущения от фильма. Центр города очень живой в этом смысле. Есть и магазин кроссовок, и мексиканский ресторан, и магазин арабской одежды, и китайская закусочная. Там всегда разношерстная толпа. Я люблю это».

Фредерик говорит, что «потребности каждого фильма Джима различны, но подход к деталям всегда одинаков. Когда Джармуш пишет сценарий, он придумывает небольшие сюжетные элементы, которые связывают разговоры или сцены, а затем, когда мы проходим по локациям, мы находим визуальные подсказки и выясняем способы присоединения к ним. Город живой – он постоянно возрождается, и столкновение культур приносит совершенно новую жизнь в эти здания. С одной стороны, у вас есть старый красный кирпич, с другой – ярко-оранжевые, синие и красные символы разных культур и новые магазины в старых витринах. Это столкновение и перерождение, заинтересовало меня визуально». 

Чтобы добиться утилитарного взгляда, который искал Джармуш, художница по костюмам Катрин Джордж создала униформу для Патерсона и других персонажей, начиная с пиджака в стиле дики (рабочий стиль) и разновидностей рабочей одежды. 

Катрин хотела, чтобы повседневная одежда Патерсона была похожа на его форму. «Патерсон любит рутину и хочет, чтобы его выбор во всём был минимальным. Он просыпается утром, его одежда сложена на стуле, и он готов идти на работу». Камера пробегает мимо изображения Патерсона, сфотографированного в униформе морской пехоты, намекая, откуда у него такие привычки и стиль, но это не обсуждается в фильме. Иногда Джордж всё же использовала рубашки с узором в горошек, но общий стиль его костюмов не меняется в течение фильма. 

Джордж отметила работу со второстепенными персонажами, которым важно было придать цвет. «Было здорово работать с Method Man (Клиффорд Смит из Wu-Tang Clan). Он размышлял о своём персонаже и пришел на съёмочную площадку в красной шапке-буйволе, майке и шортах. Я дала ему красно-чёрный шарф в тон шляпе, и он выглядел потрясающе».

Джармуш впервые работал с Катрин по рекомендации Тильды Суинтон и был очень доволен результатом. А декоратор Лидия Маркс говорит об их работе следующее: «Круги маячат в жизни Патерсона. Его дом разрисован белыми кругами. Еда, которую он ест, круглая – апельсины, пироги, завтраки Cheerios, маффины. Он проводит свои дни за гигантским кругом своего рулевого колеса, заканчивая тот же круговой маршрут автобуса, время от времени глядя на круглый циферблат своих наручных часов. Один из признаков того, что Патерсон, возможно, подсознательно замыкает свою жизнь, появляется в первом кадре, когда он снимает униформу в понедельник, первый из семи дней, показанных в фильме, и мы замечаем, что его нижнее белье сталкивается с узором из крошечных кругов. Это характеристика персонажа на уровне дизайна костюма.».

Джармуш не писал сценарий специально под Адама Драйвера и ранее не был с ним знаком, но его расположил подход Адама: он проживает свои роли и никогда не смотрит свои фильмы и дубли. Джармуш глубоко ценит то, что могут привнести в образ сами актёры. Кастинг-директор Эллен Льюис говорит: «Часть моей работы – видеть актеров глазами режиссера. С Джимом интересно работать, потому что в его фильмах есть ощущение реальности и присутствия потустороннего мира одновременно. Фильм становится миром Джима, воплощая этот особый темп и ритм. У Джима есть свой собственный стиль, который вы чувствуете в его фильмах, и я бы сказала, что он распространяется на кастинг, который очень продуман. Моё время с ним – это невероятный, тихий фокус. Я думаю, Джим ищет художественную правду, что бы это ни было. Эта художественная правда состоит из простых идей, которые в силу своей  органичности и элементарности для понимания в конечном итоге кажутся глубокими. «Патерсон» – это история, в которой мало что происходит, но, в конце концов, она превращается в путешествие».

Идея Джармуша о том, что зрители должны просто позволить фильму «проплыть мимо них – как вид из окна автобуса», перекликается с рекомендацией Паджетта о том, как наслаждаться поэзией. «Просто прочитайте это и получите опыт», – говорит поэт. «Вам не нужно уметь формулировать и понимать, что это за опыт. Просто прочитайте его. Раскройте себя, прочитайте слова, позвольте им случиться с вами и посмотрите, что произойдет».


Текст Ксении Щербаковой

 

Информация: courant.com, lwlies.com, costumedesignersguild.com, indiwire.com, time.com

Изображения © markfriedbergdesign.com

 

 

 

ЕЩЕ НОВОСТИ